Правительственный час в Мажилисе Парламента: "Институт частного судебного исполнения и его развитие в рамках 27-го шага Плана Нации "100 конкретных шагов"

ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫЙ ЧАС В МАЖИЛИСЕ: «ИНСТИТУТ ЧАСТНОГО СУДЕБНОГО ИСПОЛНЕНИЯ И ЕГО РАЗВИТИЕ В РАМКАХ 27 ШАГА ПЛАНА НАЦИИ «100 КОНКРЕТНЫХ ШАГОВ»

 

Астана, 6 июня, Дом Мажилса

 

 

6 июня 2016 года в Мажилисе под председательством вице-спикера Палаты Гульмиры Исимбаевой состоялся Правительственный час. С докладом «Институт частного исполнения и его развитии в рамках 27 шага Плана нации» перед депутатами выступил министр юстиции Берик Имашев.

 

Открывая заседание, Заместитель Председателя Мажилиса Гульмира Исимбаева отметила, что в целях реализации 27 шага Плана Нации «100 конкретных шагов» Парламентом в 2010 году принят Закон «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей», который стал основой дальнейшего развития институтачастного судебного исполнения. При этом Закон по вопросам предпринимательства, принятый Парламентом в октябре 2015 года, фактически закрепил полный переход на введение института частного судебного исполнения в республике.

 

По словам вице-спикера Мажилиса, в настоящее время проблемы несвоевременного исполнения судебных актов, отчасти игнорирование принципа неотвратимости наказания, неправомерных действий субъектов малого и среднего бизнеса и перспективы дальнейшего развития институтачастного судебного исполнения являются актуальными для нашей страны. Добровольное исполнение решений судов еще не стало неотъемлемой частью правовой культуры, считает вице-спикер. Поэтому следует организовать процесс восстановления нарушенных прав и охраняемых законом интересов граждан в рамках исполнительного производства.

 

Выступая перед депутатами, министр юстиции Берик Имашев отметил (тезисы):

«Исполнение судебных актов является конечным итогом реализации правосудия и важным средством обеспечения конституционной гарантии на защиту прав граждан. Еще каких-то 4-5 лет назад на его качество и эффективность отрицательно влияли отсутствие должного статуса у судебного исполнителя, недостаточность полномочий, низкая заработная плата, не надлежащее материально – техническое оснащение и чрезмерная нагрузка.

 

Кроме того, хотелось бы отметить, что передача органов исполнительного производства из одной ведомственной подчиненности в другую также не способствовала укреплению системы. Из-за указанных проблем почти каждая треть вынесенных судебных актов в стране не исполнялась.

 

Впервые на необходимость кардинального изменения ситуации и внедрения по опыту зарубежных стран института частного исполнения указал Глава государства на IV Съезде судей в 2005 году.

Как вы уже знаете для реализации поставленной Президентом задачи изучался опыт таких стран как Франция, Польша, Латвия, Эстония и др., где функционирует частное исполнение. По его результатам изучения был разработан и введен в действие с 21 октября 2010 года новый Закон об исполнительном производстве, предусматривающий внедрение института частного исполнения.

 

На первом этапе, с 2011 по 2014 годы, численность частных судебных исполнителей подзаконным актом, а именно приказом министра юстиции от 11.03.2011г. №103 была лимитирована до 400 единиц. Оплата их услуг зависела от фактического результата работы и составляла 10 процентов от взысканной суммы.

 

При этом частным судебным исполнителям был установлен запрет на принудительное исполнение документов о взыскании в доход государства, а также по взысканиям с государства.

 

Были установлены необоснованно высокие квалификационные требования, что создавало административные барьеры для желающих перейти на частный принцип работы.

 

Так, кандидат должен был пройти непрерывную стажировку у частного судебного исполнителя сроком около года. Причем, частный судебный исполнитель должен иметь стаж не менее 3-х лет, из них 1 год в должности частного судебного исполнителя. Затем пройти конкурс.

 

С учетом этого, в 2012 году в рамках проведенной административной реформы административные барьеры были устранены.

 

Законодательно была расширена территория деятельности частных судебных исполнителей до пределов областей. Частные судебные исполнители получили право на исполнение исполнительных документов о взыскании в пользу государства.

 

В рамках Закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам совершенствования исполнительного производства», принятого в январе 2014 года, были исключены ограничения по численности частных судебных исполнителей, что дало всем желающим возможность получить лицензию и заняться этой деятельностью. Одновременно это позволило и устранить условия для проявления коррупции в органах юстиции при распределении квот.

 

Изменен существовавший единый десятипроцентный размер оплаты деятельности частного судебного исполнителя, который приводил к тому, что частные судебные исполнители брались только за те дела, по которым взыскиваются крупные суммы или есть имущество, т.е. «легкие в исполнении».

 

Поэтому Министерством юстиции опять же, на основе передового международного опыта, внедрена дифференцированная ставка оплаты деятельности частного судебного исполнителя от 3 до 25% в зависимости от категории дел и суммы взыскания.

 

В рамках следующего Закона РК «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам кардинального улучшения условий для предпринимательской деятельности», принятого в декабре 2014 года, была оптимизирована процедура реализации арестованного имущества, которая сократила сроки исполнительного производства с 220 до 110 дней.

 

В исключительную компетенцию частных судебных исполнителей переданы на исполнение исполнительные документы в отношении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

 

Наряду с этим была изменена организационная форма Республиканской коллегии в Республиканскую палату и расширены ее контрольные функции.

 

Основой же коренного реформирования сферы исполнительного производства стал 27 шаг Плана нации «100 конкретных шагов по реализации пяти институциональных реформ», предусматривающий обеспечение дальнейшего развития института частных судебных исполнителей и проведения поэтапного сокращения государственной службы судебных исполнителей.

 

В его исполнение принятым 29 октября 2015 года Законом №376-V ЗРК «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам предпринимательства» внесены концептуальные поправки в Закон об исполнительном производстве, предусматривающие практически полный переход на частную систему исполнения.

 

С 1 января 2016 года в их компетенцию перешли все категории исполнительных документов, за исключением документов о взыскании с государства, в пользу государства сумм свыше 1000 МРП (около 2 млн. 120 тыс.), дела о выселении, сносах, изъятии земельных участков, производимых в интересах государства, а также были расширены полномочия частных судебных исполнителей

 

Так, предоставлено право по истребованию информации о банковских счетах физических лиц;

- сокращены санкционируемые действия частных судебных исполнителей (с 13 до 7);

- расширены полномочия помощников ЧСИ путем передачи функций, не связанных с вынесением процессуальных действий и постановлений;

- установлена оплата ЧСИ по социально значимым исполнительным производствам из государственного бюджета (5 МРП);

- Республиканской палате ЧСИ переданы полномочия по распределению и определению их количества на территории области (ранее данная процедура производилась Минюстом на конкурсной основе), рассмотрению дисциплинарных проступков ЧСИ;

- руководители региональных палат наделены правом распределения исполнительных документов.

 

В реализацию Закона приняты 10 подзаконных нормативных правовых актов, из них: 2 постановления Правительства, установившие размер оплаты ЧСИ по социально значимым категориям дел и 8 приказов министра юстиции, оптимизировавших деятельность частных судебных исполнителей.

 

С целью разъяснения проводимой реформы и принятых законодательных изменений проводятся совещания, круглые столы с участием представителей Республиканской палаты ЧСИ, финансовых структур (банки, кредитные организации), коммунальных служб, государственных органов, в чем вы смогли убедиться, уважаемые депутаты, в ходе вашей недавней поездки в регионы. По их итогам заключены меморандумы и подписаны соглашения о сотрудничестве, с целью активизации сотрудничества с ЧСИ.

 

Что касается международного сотрудничества в апреле текущего года Республиканская палата частных судебных исполнителей стала полноправным членом Международного союза частных судебных исполнителей, в состав которой входят организации ЧСИ 106 стран, среди них: Франция, Бельгия, Нидерланды, Россия и другие.

 

С вхождением в этот Союз появилась возможность перенять международный опыт и получить предложения по дальнейшему развитию института частного судебного исполнителя, а также помощь в части интересующих вопросов, возникающих в рамках практической деятельности.

 

Руководитель этой международной организации Франсуаза Андрие 24 марта т.г. направил на имя Главы государства письмо. В нем было отмечено, что, как показывает опыт, вступление в состав Союза повысил международный рейтинг его членов, укрепив их авторитет, как стран, где доминирует принцип верховенства права. Кроме того, участие в Союзе позитивно повлияло на инвестиционный климат и международный статус этих государств.

 

На сегодня Министерством совместно с Республиканской палатой приняты меры по увеличению количества ЧСИ и обеспечению охвата их услугами всех районов областей.

 

Сейчас количество частных судебных исполнителей составило (1200) тысячу двести, что по сравнению с 1 кварталом 2015 года больше почти в 2 раза (на 500 единиц), а с учетом помощников в сфере частного исполнения всего задействовано около 4 тысяч лиц.

 

Так, только в Алматы их зарегистрировано 173, Астане – 138, ЮКО – 120, Карагандинской области -116. Другие регионы также наращивают их численность. В среднем на одного ЧСИ приходится 20 тыс. жителей республики, что соответствует европейским стандартам.

 

Однако, здесь хочется отметить, что в силу имеющихся различий в социально-экономическом развитии регионов, в той же ментальности населения, темпы роста численности ЧСИ не везде одинаковы. Так, например в западных и северных областях количество ЧСИ не дотягивает до нормативов, до сих пор имеются районы, не охваченные их услугами. Аналогичная ситуация у нас наблюдалась с нотариусами. Но постепенно она выравнялась. Надеемся, что и с ЧСИ у нас проблем не будет.

 

В 1 квартале т.г. у ЧСИ на исполнении находилось 924 тысячи производств, что почти на 300тысяч превышает количество дел у государственных судебных исполнителей (666 тысяч).

 

Более того, показатели их работы свидетельствуют о том, что они более эффективно исполняют документы. Так, за 3 месяца т.г. ими взыскано на 4 млрд. тенге больше чем государственными судебными исполнителями (ГСИ – 15,9, ЧСИ – 19,3 млрд.) исполнено почти втрое больше штрафов (27 тыс ГСИ и 74 тыс. ЧСИ) и дел в пользу юридических лиц (ГСИ – 6 тыс., ЧСИ – 17 тыс.).

 

Если раньше, как я уже говорил, частные судебные исполнители больше проявляли интерес к исполнению только коммерчески выгодных производств, то сейчас ориентированы на исполнение социально значимых категорий дел, особенно на взыскание алиментов, так как за исполнение таких дел оплата предусмотрена за счет государственного бюджета. Если говорить в целом, то принятыми мерами значительно, а именно на 76%, снижено количество документов, по которым алименты не выплачиваются вообще, с 15 тысяч до 3 с половиной тысяч.

 

Вместе с тем, должен признаться, что проблема взыскания алиментов решена не по всем делам из-за отсутствия работы, доходов, имущества, на которые возможно обратить взыскание либо в виду их намеренного сокрытия должником. Таких дел порядка 1,5% (3 тыс. из 220 тыс.), такой же показатель, как в европейских странах. Однако мы понимаем, что за каждым исполнительным производством стоит судьба ребенка. Поэтому через призму интересов ребенка мы безусловно сделаем все, чтобы уменьшить эту категорию дел.

 

При этом, я хочу особо акцентировать внимание на том, что как государственный, так и частный судебный исполнитель – это гражданское лицо, и его полномочия ограничены только поиском имущества из официальных источников, выявить сокрытое имущество он не может. Для этого требуются инструменты оперативно-розыскной деятельности, которая возможна только при возбуждении уголовного дела, в силу чего материалы для расследования направляются в органы внутренних дел.

 

Но следует отметить, что и здесь имеются проблемы правоприменения.

 

Так, в новой редакции Уголовного кодекса усилена ответственность должников по алиментам, в частности, введено в качестве меры наказания лишение свободы до 2-х лет. Также изменена диспозиция статьи 139, при которой состав преступления образует «неисполнение судебного акта», взамен ранее действовавшего «уклонения от исполнения», выражавшегося в умышленных активных действиях должника по сокрытию имущества, перемене места жительства, неявки по вызову к судебному исполнителю и других намеренных действиях. Исключено понятие «злостности», доказывание которого требовало длительной по времени неоднократной фиксации фактов уклонения от исполнения им судебного решения. Теперь для привлечения к уголовной ответственности достаточно одного факта его неисполнения в установленный законом 3-хмесячный срок.

 

Кроме того, в целях облегчения положения взыскательниц алиментов была изменена форма обвинения с частной на частно-публичную. Это было сделано для того, чтобы женщины, итак обремененные заботами о содержании ребенка, сами не бегали за должником и обивали пороги суда. Теперь обязанность по доказыванию вины должника возложена на органы досудебного расследования.

 

Вместе с тем, реализация этих нововведений показала, что за 2015 год из 8 487 направленных судебными исполнителями материалов только 104 дела или 1,2% органами внутренних дел направлено в суд, по которым осуждено всего 61 лицо или 0,7%. А в отношении остальных 7 882 должников, составляющих 93%, дела ими были прекращены по реабилитирующим основаниям со ссылкой на нормативное постановление Верховного Суда от 19 декабря 2003 года.

 

Данным постановлением предусмотрено, что отсутствие у должника реальной возможности исполнить судебный акт в определенной его части либо в полном объеме исключает возможность привлечения к уголовной ответственности.

 

Хотя состав преступления по указанной статье в новой редакции с 2014 года, как я уже сказал, образует не только действие, но и бездействие трудоспособного должника по принятию мер к исполнению судебного акта. Таким образом, несмотря на то, что норма изменилась, органы уголовного преследования продолжают ссылаться на разъяснения постановления Верховного суда, которые касаются нормы в прежней редакции, что недопустимо.

 

Кроме того, в части 1 ст. 35 УПК установлен исчерпывающий перечень обстоятельств, исключающих производство по делу, где указанное обстоятельство не освобождает от ответственности.

 

Аналогичный подход органов уголовного преследования наблюдается и по статье 430 УК РК, предусматривающей неисполнение вступившего в законную силу судебного акта.

 

Я, как министр юстиции, обратился к Генеральному прокурору, с предложением вынести этот вопрос на рассмотрение Координационного совета правоохранительных органов, чтобы обсудить эту проблему и выработать единые подходы в правоприменительной практике.

 

Другим самым важным и определяющим фактором, чему Министерство юстиции уделяет особое внимание – это информатизация процесса принудительного исполнения.

 

Изучение международного опыта стран с передовой системой принудительного исполнения также указывает, что она является основным инструментом повышения его эффективности, и мы надеемся, что с его помощью мы решим практически все проблемы.

 

На протяжении трех лет Министерство работало над созданием информационной системы (АИСОИП – автоматизированная информационная система органов исполнительного производства), позволяющей минимизировать временные затраты на исполнение, вести полноценный учет, одновременно получать информацию из 52 баз данных, автоматически формировать основные процессуальные документы, получать в электронном формате исполнительные листы. Данная система была внедрена в марте 2015 года.

 

Однако, ЧСИ не имели возможности получать информации о должнике в электронном формате, что, безусловно, сказывалось на своевременности и качестве исполнения. Только благодаря тому, что развитие института частного судебного исполнения предусмотрели в Плане нации по реализации пяти институциональных реформ, нам удалось преодолеть недоверие к этому проекту и добиться подписания 29 января т.г. совместного приказа с Генеральным прокурором о взаимодействии ведомственных информационных систем с предоставлением такого доступа ЧСИ.

 

С апреля т.г. запущено электронное санкционирование постановлений судебных исполнителей, получение с судов исполнительных документов в электронном формате посредством интеграции АИС ОИП с информационной системой Верховного Суда «Торелик». Функция по получению электронных документов реализована и с МВД.

 

Система интегрирована с системами «Беркут» КНБ, Электронные государственные закупки Минфина, платежным шлюзом электронного правительства, электронной торговой площадкой.

 

Для удобства граждан созданы кабинеты сторон исполнительного производства, в котором они могут ознакомиться с действиями судебного исполнителя и обратиться к нему с заявлениями.

 

Также система в онлайн – режиме передает сведения на сайт Министерства о лицах, являющихся должниками и имеющих запрет на выезд из страны.

 

В настоящее время Министерством проводится подготовительная работа по интеграции с информационными системами банков второго уровня для возможности истребования информации о банковских счетах физических лиц в электронном формате и отмены мер обеспечения. Эта интеграция требует дополнительного финансирования. В этой связи нами подготовлены технические документы, которые будут вынесены на рассмотрение Республиканской бюджетной комиссии, и вслучае одобрения, я хотел бы попросить вашей поддержки впоследствии, при утверждении государственного бюджета.

 

Таким образом, как вы видите, уважаемые депутаты, в результате принятых мер удалось создать прочную основу для дальнейшего развития института ЧСИ и возможности перехода на преимущественно частное исполнение.

 

В то же время должны признать, что еще существуют нереализованные резервы для повышения эффективности исполнения судебных актов и постановлений о взыскании административных штрафов. Прежде всего, они заложены в укреплении межведомственного взаимодействия, добросовестном и надлежащем выполнении органами, налагающими административные взыскания. Хотелось бы, чтобы они направляли материалы для исполнения судебным исполнителям после соблюдения всех необходимых требований.

 

Так, на сегодня к судебным исполнителям из уполномоченных органов тысячами поступают исполнительные документы о взыскании штрафов, из которых каждый второй документ надлежащим образом не отработан и не оформлен согласно требованиям Кодекса об административных правонарушениях.

 

Зачастую, граждане о наличии штрафа узнают только после возбуждения исполнительного производства, наложения ареста на имущество либо выставления запрета на выезд за пределы республики. Хотя тот же судья после вступления решения в законную силу или орган, наложивший административное взыскание, были обязаны уведомить должников о своих решениях.

 

Более того, несмотря на обращения частных судебных исполнителей внимания этих органов на эти недостатки, направление ими материалов уже по оплаченным штрафам имеет массовый характер. Это вызывает жалобы граждан в адрес судебного исполнителя, а не этих органов. В результате судебные исполнители, как в пословице «битый не битого везет», испытывают на себе «бремя нареканий» и дополнительную неоплачиваемую нагрузку по исправлению чужих ошибок.Поскольку требования гражданско-процессуального и административного законодательства не соблюдаются, а в некоторых случаях игнорируются органами, вовлеченными в административный процесс. Это будет одним из вопросов, который будет обсуждаться на Координационном совете, где я обращусь к коллегам с предложением усилить ведомственный контроль и прокурорский надзор за строгим соблюдением указанными органами норм действующего законодательства при предъявлении актов на принудительное исполнение.

 

Гражданским процессуальным законодательством предусмотрен судебный контроль, выражающийся в санкционировании постановлений, рассмотрении представлений и жалоб на действия и (бездействия) судебных исполнителей, т.е. судья определяет законность и своевременность процессуальных действий судебных исполнителей.

 

Однако имеют место факты, когда суды по аналогичным случаям принимают различные решения при санкционировании постановлений судебного исполнителя, или вынесении судебного акта по результатам рассмотрения его представлений, что приводит к их отмене и признанию последующих исполнительных действий незаконными. В частности, по запретам на выезд одни суды считают возможным применять такую меру, сразу же после возбуждения исполнительного производства, другие требуют перед этим принятия судебным исполнителем всех последовательных принудительных мер.

 

Также существует различная судебная практика при рассмотрении представлений об обращении взыскания на заложенное имущество, одни судьи полагают, что обращение взыскания возможно только на основании решения суда в рамках отдельного иска, другие считают, что для обращения взыскания достаточно санкционированного постановления судебного исполнителя. В результате судебные исполнители месяцами из-за необходимости соблюдения искового производства не могут своевременно обратить взыскание на имущество должника, затягивая процесс исполнения.

 

Поэтому считаю, что давно назрела необходимость всестороннего анализа и подготовки постановления Верховного Суда по практике применения законодательства при санкционировании постановлений, рассмотрении представлений судебных исполнителей, а также обжаловании действии судебных исполнителей. Именно это я буду предлагать на Координационном совете. В этой связи мне хотелось бы, уважаемые депутаты, чтобы вы, в случае поддержки инициатив Министерства юстиции, указали их в ваших рекомендациях.

 

В ходе недавней Вашей поездки по регионам, уважаемые депутаты, частными судебными исполнителями обращалось ваше внимание на необоснованные требования и запросы прокуроров на местах.

 

К примеру, направляется одно требование сразу на полторы тысячи производств, при этом они требуют представить их и дать по ним пояснения в нереально сжатые сроки, чуть ли не за один час.

 

Безусловно, в повышении эффективности работы судебных исполнителей надлежаще организованный прокурорский надзор играет важную роль. В этой связи, я буду также просить Генерального прокурора рассмотреть актуальность действующей Инструкции №88 «По организации прокурорского надзора за законностью исполнительного производства» от 28 декабря 2010 года в связи со значительными изменениями в законодательстве об исполнительном производстве, принятыми во исполнение 27 шага Плана нации.

 

 

Уважаемые депутаты, мы иногда обращаем много внимания только промахам и недостаткам в работе судебных исполнителей. Ни никак не хотим замечать системных ошибок в работе других органов, в организации эффективной межведомственной деятельности. Не решая проблемы сообща, перекладывая груз ответственности только на органы юстиции, мы не сможем обеспечить максимальное и своевременное исполнение судебных решений и как следствие, защиту прав граждан в полной мере. Неисполнение судебного акта нарушает конституционную норму об их обязательности и поэтому является правонарушением, борьба с которыми, как и с преступностью, является всеобщей задачей.

 

Борьба с преступностью является делом всех государственных органов и гражданского общества. Противодействие такому явлению, как неисполнение родительского долга о содержании детей также часть этой борьбы. И ее тоже невозможно победить без системного и всеобщего наступления. Я убежден, что корни проблемы неуплаты алиментов заложены еще в недостатках воспитательного процесса в той же школе, семье. К решению этой проблемы практически не подключены общественные институты, СМИ. У нас же недостаточно культивируются духовные ценности, тот же институт брака и семьи. Вот только поняв это и предприняв решительные меры, мы сможем сообща преодолеть трудности и решить стоящие задачи.

 

Завершая выступление, могу твердо констатировать, что благодаря решению Главы государства появилось еще одно юридическое профессиональное сообщество, в которой нашли себя на сегодня более 4 тыс. специалистов, гордящихся своим статусом и предназначением в обществе.

При нашей всеобщей поддержке, я уверен, оно выполнит поставленные в сфере исполнительного производстве задачи.

 

 

***

 

С содокладом на тему Правительственного часа выступил председатель Комитета Мажилиса по законодательству и судебно-правовой реформе Нурлан Абдиров (см.www.parlam.kz). Затем министр ответил на депутатские вопросы. После выступлений парламентариев кратким заключительным словом Правчас завершила вице-спикер Гульмира Иисмбаева. По итогам обсуждения приняты соответствующие рекомендации Правительству с учетом депутатских замечаний. (Сауле Бапакова - 74-63-05. Фото С.Майлыбаева. www.parlam.kz. Распространено Пресс-службой Аппарата Мажилиса Парламента РК)

 

Источник: http://www.parlam.kz/ru/mazhilis/news-details/id25434/1/1